время, зажатое в горсти

Поздно

Поздно

поздно – это когда кто-то умер или на грани
смерти. почти убит или неизлечимо ранен.
звезды – точки, что начертили черти.
“Пионер” посылает позывной “верьте”.
тот, теряясь в пространстве твоей вселенной,
не достигает земли. молчаливый пеленг –
(пять световых до станции) – не застает радиста,
что трансформирует свист “Пионера” в подобие твиста.

поздно – это когда воздух вязкий и голос глуше,
снег покрывает тебя, кровать, одеяло, подушки.
когда больше не ощущаешь двенадцатый позвонок.
на стук некому открыть дверь, ответить на телефонный звонок.
когда кукушка молчит. и как ее не проси,
она ни разу не прокукует. время, зажатое в горсти,
проходит сквозь пальцы. слово “до” не предполагает “после”.
и на черном теле доски мел не оставляет след.

поздно – это вовсе не лучше, чем никогда.
скорее, хуже; когда вопрос “нет” или “да” –
уже не задается вслух. и из онемевших губ
вместо крика: “Харон, я тут!”, раздаются грубые
нечленораздельные звуки.

для LiveJournal user pauki_v_banke, как и обещала.

too much desire

Нимфетка

=нимфеточное=

пытаюсь уснуть. но в бессовестном (детском ли?) профиле
нимфетки, лежащей в моей холостяцкой постели,
искрится желание. снова наполниться морфием.
друг другом. клубничные сливки. тела – карамельки.

играем. змеимся. смеёмся. царапаем кожу.
нам простынь – обёртка. язык нам глазурью. начинка
из смеси желанья, смущенья, бесстыдства. но всё же,
ломаются пальцы. опять не хотят вышиваться тычинка,

ни пестик, ни крестик, ни даже ин-яньевский нолик.
запястья отмечены гладью изорванных линий.
подушка распята. мой ласковый солнечный кролик,
мой маленький ангел. ведь если бы выросли крылья

ты стала бы облаком. обликом. лёгким полётом.
а может быть птицей, живущей в тумане рассвета.
болею тобой. до оргазма. до судорог в лёгких.
таблетка от счастья. таблетка от горя. нимфетка.

(c) Кысь [more]

иероглиф

Лежать на кровати и слушать

Ai
Ai
Ai

Лежать на кровати и слушать, как шепчет холодный ветер,
Узнавая в шорохах шторы строчки, что не напишет зима.

Заварить себе чай, провожая взглядом февральский вечер,
Кутаясь в плед, любоваться танцами силуэтов в оправе окна.

У тебя на руках спрятаться от холода, от усталости, от метелей.
Целовать медленно уголки губ, наивнодетски верить тебе одной.

Странные линии, знаки тонкая девочка кистью выводит на теле.
Остывает чай. Иероглиф “люблю тебя” становится полной луной.

Ai
Ai
Ai

(c) Кысь [more]

фруктовое

Фруктовые стихи

one more
=персиковое=

голос ломается, как у не созревшего юноши,
волосы – как у девочки после первой завивки.
поломала игрушки – остался лишь плюшевый
заяц – протянет недолго – ставлю ему прививки.
а этим летом к нам приезжал настоящий художник,
писал портрет, чтобы я не вертелась, давал конфетки,
играли с ним в доктора, в семью, потом в наложниц:
меня целовал, шептал на ушко “моя нимфетка”.
мы с мамой варили компот и убирали дачу,
созревали персики – он собрал чемодан и уехал.
я пошла на речку с горсткой монеток, бросила. наудачу:
влюбилась… пообещала вернуться следующим летом.

(c) Кысь
[more]

поиски

Searching for something=поиски=

твои поиски новых слов.
мои поиски тайных смыслов
и тебя. в пустом городе.
пятнисто – серые лабиринты домов
петляют стенами. разведывание углов
лампой. неустранимая ошибка – в каком-то роде

тоже судьба. ложные сумерки. постоянный страх научить тебя
странной форме, в которую ничего, кроме меня не вложишь.
как ты считаешь, хоть что-то на этой планете может
разрешить верить, склеить пространство, изменить восприятие?

черные дыры. белые карлики. нелепое шествие карикатур зла.
тетя Агата снова кого-то убила, но никого не спасла.
любое движение – по направлению “только вниз” – в подвал.
все очень просто – бог не рождался. Иуда – не предавал.

иллюзия замкнутости существует благодаря стенам.
одиночество – отсутствие мыслей. движение крови по венам.
пузырьки кислорода. навязчивое желание полета.
исчезать в полуденные часы свойственно только теням.
готовность уснуть коснувшись твоих коленей.
полустертая точка. конец блокнота.

© Кысь

“nothing amazing, just norm…” ©

Вязну в этом настроении.
Совершенно непонятном.
Никакого созидания.
Зимняя спячка?
Не спи, не спи…
Замерзнешь!

Ну давай, шевелись.
Посуду помой (давно пора!)
Пол подмети. Это в твоих интересах.
(хихи, иначе придется стирать чаще!)
И вообще… Мы сегодня завтракали?
Нет! Так хоть давай пообедаем.

Слушаю радио (это такая редкость…)
Загадываю – вот, следующая песня…
…. она будет только для меня…..
“….sooo puuut your arrrms around meee….”
Stop.
Мне жизненно необходима доза барабанов.
Там-тамов бешенных, африканских…
Чтобы проснутся.

Каждый умирает в одиночку,
мой ласковый ангел:
Старые кошки тихо
уходят из дома,
бродят ночами
По безлюдным
продрогшим
улицам,
царапают взглядом звёзды.

Мальчики жгут мосты,
прошлогодние связи,
вязнут в работе,
Напиваются в компании
…с зеркалом…
занимаются самокопанием.

Я заморочен по горло…
…откопай меня?

© Кысь

photo by psix

babydoll

Встань на колени,
осторожно возьми мой фаллос.
Как микрофон поднеси к
приоткрытому нежному рту..
Ты в этой позе
неуловимо походишь на Каллас -.
Cвятую деву Марию..
Но оперный зал пуст..

Твой поклонник,
фанат и единственный зритель – я..
Мятные крапинки родинок
в щербатой морене тела..
Любопытные белые кролики…
…смятая простыня.
На окраине теплого неба..
Разбежались….
…и полетели..

© Кысь
more [there]

девочка-тундра

девочка – тундра

наши дороги идут параллельными нитками,
девочка – тундра. и я уже знаю: не встретимся.
запах уютной кофейни,
пол выложен плитками…
просто так вышло и всё:
оказался вдруг третим я.

лишним – не лишним,
скорее покинутым идолом.
жёлтый трамвай нас прокатит
до улицы Лестева.
зрелая девочка – тундра,
принцесса на выданье,
сумрачный город не страшен!
опаснее лесть его.

полдень,
как кот – незаметно уснёт и,
свернувшись на тёплых коленях,
дождём промурлыкает тихую грустную песню.
ты вроде такая воздушная, мягкая, нежная…
благополучно забытая

© Кысь
more [there]