***

наступает, сменяя завтра, твое сегодня,
впереди открытые земли
в ожидании слова
разлинованные тенями чужих историй.

Two Billion Light-Years of Solitude

Billion Lights

January 26, 2011 – Hundred Billion lights


Two Billion Light-Years of Solitude

Human beings on this small orb
sleep, waken and work, and sometimes
wish for friends on Mars.

I’ve no notion
what Martians do on their small orb
(neririing or kiruruing or hararaing)
But sometimes they like to have friends on Earth.
No doubt about that.

Universal gravitation is the power of solitudes
pulling each other.

Because the universe is distorted,
we all seek for one another.

Because the universe goes on expanding,
we are all uneasy.

With the chill of two billion light-years of solitude,
I suddenly sneezed.

Shuntaro Tanikawa

(Translated by William I. Elliott and Kazao Kawamura)

more here

inner meet me

Владимир Маяковский, Анна Ахматова, Николай Гумилев

Владимир Маяковский

ЛИЛИЧКА!

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната –
глава в крученыховском аде.
Вспомни –
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще –
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя –
тяжкая гиря ведь –
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят –
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон –
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек…
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Since school i think those go so well together.
They merge in my mind to tell a whole story.

But if there’s one thing that I learned when
I was still a child it’s to take a hiding.
Yeah if there’s one thing that I learned when
I was still at school it’s to be alone.

Анна Ахматова

***

Сжала руки под темной вуалью…
“Отчего ты сегодня бледна?”
— Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.
Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот…

Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Николай Гумилев

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей Планете,
Сильной, веселой и злой,

Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Задыхаясь, я крикнула: “Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру”.
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: “Не стой на ветру”.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: “Я не люблю вас”,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти, и не возвращаться больше.

26 мая 1916г, Петроград

1911г.

А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

1920г.

Отрывок из третьего стихотворения часто цитируется открывшими для себя необязательность взаимности в любовных делах.
И хотя большинство из них потом забывают об уроке, цитирование указывает мне на cognition of spirits.

But still my favourite parts are about loyalty to our planet & doing what has to be done – those address my personal issues.

armourgeddon

How many times must we start again
The creation of the world from beginning to end?
What will it take before we learn?

We gotta wake up now ‘n’ show some concern:
What will the future hold?
How many untold stories will be told?
Just what will the future bring?
How many species of birds will have a song to sing?

Man ‘n’ man can’t even get on,
‘N’ man ‘n’ woman’s been at war for far too long!
Superior race, all this black ‘n’ white vision…
Catholic. Muslim. There’s too many religions!

Too much hatred, too much greed…
Ignorant people pollute the air that we breathe.
We’ve gotta wake up now before it’s much too late.
Hungry people need food on their plate.
People being killed for just a few pence…
Can you justify that ’cause it makes no sense to me.

You’re growing up much too fast .
The destruction of mankind – how long will it last?

Perfect – that’s what I’m striving to be.
The next best thing will do for me
I do my best – you disagree
Holier – than – thou holier – than – me.
Committing crimes with no remorse.
As good as gold now an evil force.
One word description is a dis
You lick a boy down for his bag of cheese ‘n’ onion crisp…
And you don’t even stop to think,
Whatever happened to the dinosaurs could make us all extinct

I’m being judged by the clothes that I wear.
We gotta educate those with a grudge to bear,
But I’m content to a certain extent .

You’re condemned for life it’s too late to repent.
Inna – most beauty such a terrible waste…
Caught between a rock and a hard place.

  Be judged according to what you’ve done.
  Live this life, the next is a better one.
  Eat the fruit from the tree of life,
    ‘Cause if you live by the sword… you’ll die by the knife.

          How great and wonderful are your days,
            How right and true are your ways?
            No more death, grief, crying or pain
              ‘Cause only the good things will remain…

        Hear my words ’cause what I’m saying is true,
    Treat them exactly as they treated you –
  Wipe away the tears from your eyes
  Be proud, lift your head up – reach for the skies.

  Condemned for what you did to them
  Now see how quick they fall to worship him.
  There’s a place in my heart that makes me understand,
  Prepared and ready like a bride dressed to meet her husband.

  Treat life as a learning process
  I said turn right – so you took a sharp left.
  Wake up and we’ll all sleep peacefully
  The sun shines but it still seems bleak to me…
  You tell a lie and convince me it’s the truth.
  I’m well mannered yet you still call me uncouth.

          I believe that there’s got to be much more
            I hope I’m ready when death comes knockin’ on my door.
              Maybe tonight, maybe as I sleep.
                It can drive you mad if you think too deep.

              But don’t have a breakdown
                  ’cause I called you a clown.
                    You threw a punch ‘n’ missed,
                      I killed you with a kiss

                      What on earth will you do then?
                      The hour of your death amen?

                      ‘N’ all the prejudice that I’ve sustained.
                        I know it sounds funny
                        but I just can’t stand the pain.

                      Six foot below, reap what you sow
                      Grim without grief, sad without sorrow…

drowned world

And death shall have no dominion.
Dead men naked they shall be one
With the man in the wind and the west moon;
When their bones are picked clean and the clean bones gone,
They shall have stars at elbow and foot;
Though they go mad they shall be sane,
Though they sink through the sea they shall rise again;
Though lovers be lost love shall not.
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
Under the windings of the sea
They lying long shall not die windily;
Twisting on racks when sinews give way,
Strapped to a wheel, yet they shall not break;
Faith in their hands shall snap in two,
And the unicorn evils run them through;
Split all ends up they shan’t crack;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
No more may gulls cry at their ears
Or waves break loud on the seashores;
Where blew a flower may a flower no more
Lift its head to the blows of the rain;
Though they be mad and dead as nails,
Heads of the characters hammer through daisies;
Break in the sun till the sun breaks down,
And death shall have no dominion.

Dylan Thomas

wi-fi

Обменялись с коллегой ссылками:

…Стаскивая с нее последние остатки одежды, не ощутил никакой радости обладания и совершил в такие моменты недопустимое. А именно задумался, как так получилось, что я мог бы в этот самый момент, например, стоять у руля ледокола, прокладывающего путь сквозь паковый лед или лазать по заброшенным храмам в густых лесах Камбоджи, а стою сейчас тут и стаскиваю с коллеги изящные кружевные трусики…

k_i_m
продолжим тему трусов...?

Песня о псах и о трусах
(Тикки и Стас)

Шотландские воины носят юбки,
под которыми нет трусов.
они храбрее всех на свете,
они прогонят анеглийских псов.
Английские воины ходят в брюках
под которыми есть трусы
они храбрее всех на свете
им не сnрашны шотландские псы.

Как нас вставило,
как нас вставило,
как нас вставило, боже!..
Как нас вставило,
как нас вставило —
чтоб вас так вставило тоже…

Ирландские воины тоже не слабы
не слабей, чем английские псы.
Ирландские воины ходят в пабы —
пропивают свои трусы.
Французские воины жрут лягушек
и загнивают на корню,
заслышавши звуки английских пушек
трусы меняют пять раз на дню.

Тевтонские воины ходят строем
в медных латах поверх трусов.
Они страдают геморроем,
но держатся лучше французских псов.
Отважные воины племени мбвага
не подозревают о трусах,
у них вообще до хуя отваги,
а хуй теряется в небесах.

Индейские воины курят трубки,
в них забивая трусы англичан.
У них луженые желудки,
а яйца тугие, как барабан.
Исландские воины щеголяют
в трусах из рыбьей чешуи,
при виде противника оголяют
пропахшие рыбой мечи свои.

Еврейские воины носят пейсы,
заслоняющие трусы.
Еврейские воины строят пабы,
куда заходят ирландские псы.
Татарские воины жрут конину,
сверкая трусами по всем степям.
Татарский воин – такая скотина,
все, кроме конины, ему по хуям.
Славянские воины всех отымеют,
невзирая на трусы,
они вообще ни на что не взирают,
кроме водки и колбасы.

P.S.
Отважный воитель Толик Жестов
напрочь забыл о факте трусов.
Он совершает похабных жестов
при разговоре о парусов.

Телепатия – наше будущее!

your knight

* * *
Жил на свете рыцарь бедный,
Молчаливый и простой,
С виду сумрачный и бледный,
Духом смелый и прямой.

Он имел одно виденье,
Непостижное уму,
И глубоко впечатленье
В сердце врезалось ему.

Путешествуя в Женеву,
На дороге у креста
Видел он Марию деву,
Матерь господа Христа.

С той поры, сгорев душою,
Он на женщин не смотрел,
И до гроба ни с одною
Молвить слова не хотел.

С той поры стальной решетки
Он с лица не подымал
И себе на шею четки
Вместо шарфа привязал.

Несть мольбы Отцу, ни Сыну,
Ни святому Духу ввек
Не случилось паладину,
Странный был он человек.

Проводил он целы ночи
Перед ликом пресвятой,
Устремив к ней скорбны очи,
Тихо слезы лья рекой.

Полон верой и любовью,
Верен набожной мечте,
Ave, Mater Dei кровью
Написал он на щите.

Между тем как паладины
Ввстречу трепетным врагам
По равнинам Палестины
Мчались, именуя дам,

Lumen coelum, sancta Rosa!
Восклицал всех громче он,
И гнала его угроза
Мусульман со всех сторон.

Возвратясь в свой замок дальный,
Жил он строго заключен,
Всё влюбленный, всё печальный,
Без причастья умер он;

Между тем как он кончался,
Дух лукавый подоспел,
Душу рыцаря сбирался
Бес тащить уж в свой предел:

Он-де богу не молился,
Он не ведал-де поста,
Не путем-де волочился
Он за матушкой Христа.

Но пречистая сердечно
Заступилась за него
И впустила в царство вечно
Паладина своего.

А.С. Пушкин, 1829

Continue reading